July 13th, 2014

Любовь

ТРИПУРА-РАХАСЬЯ ИЛИ МИСТЕРИЯ ЗА ПРЕДЕЛАМИ ТРОИЦЫ

322d45ff4c32

Я преклоняюсь перед Даттатреей каждый день. Привязанный к Своим преданным, Он является неделимым и могущественным, воплощением наивысшего блаженства, всегда безмятежным и невозмутимым. Он воспеваем ведами; йоги стремятся к Нему. Он – даритель несравненного блаженства; Он приносит удачу. Он пребывает за пределами миров и непостижим, и при этом Он хранитель всех страхов самсары. Воистину, Даттатрея – океан сострадания. Он – Всевышний Господь. Он – дитя Блаженства.
Шандилья-упанишада

ГЛАВА IV
ПРИЗЫВ К ОТВРАЩЕНИЮ ОТ СУЕТНЫХ УДОВОЛЬСТВИЙ С ЦЕЛЬЮ РАЗВИТИЯ БЕССТРАСТИЯ

1-3. "Услышав сладкие слова её возлюбленного, который души в ней не чаял и всё время прижимал её к своей груди, та незапятнанная девушка, желая учить его, нежно улыбнулась и произнесла следующие разумные слова, полные смысла: "Послушай меня, о царевич. Не то, чтобы я не любила тебя, просто я пытаюсь найти то, что было бы величайшей радостью жизни и никогда не стало бы вызывать отвращения. Я ищу это всё время, но пока ещё не нашла.

4. "Хотя я всё время ищу это, пока что я не пришла к какому-то определённому решению в отношении того, что есть путь женщины. Но был бы ты столь любезен сообщить мне, каков именно этот путь, и, таким образом, помочь мне?"

5. "Будучи уговариваемым подобным образом, Хемачуда иронично засмеялся и сказал его любимой: "Воистину женщины глупы".

6-8. "Ибо разве даже птицы, звери и ползающие насекомые не знают, что хорошо и что плохо? Иначе чем бы они руководствовались в своих устремлениях к благу, и как бы они избегали зла? То, что приятно, несомненно, является хорошим, а то, что неприятно – плохим. Что в этом такого сложного, моя дорогая, что заставляет тебя всё время думать об этом? Разве это не глупо?" Выслушав эти слова своего возлюбленного, Хемалекха продолжила:

9. "Истинно, женщины глупы, и они не могут делать правильные выводы. Поэтому мне следует учиться у тебя, понимающего правильно.

10. "Научившись у тебя тому, что правильно, я перестану думать об этом. И тогда, также, я смогу разделять с тобой наслаждения к твоему полному удовлетворению.

11. "О царевич, проницательный судья, которым ты являешься, ты решил, что счастье и страдание – результаты приятных вещей и наоборот.

12. "Один и тот же объект приносит удовольствие или боль в зависимости от обстоятельств. И где же тогда окончательность в твоём утверждении?

13. "Например, посмотри на огонь. Приносимые им результаты изменяются согласно сезону, месту и его собственному размеру или интенсивности.

14. "Он приемлем в холодные сезоны и неприемлем в жаркие. Удовольствие и боль, следовательно, определяются сезонами; таким же образом дело обстоит с широтой и высотой.

15. "Опять же, огонь хорош только для людей с некоторой определённой конституцией, но не для остальных. И снова удовольствие и боль зависят от обстоятельств.

16-17. "То же самое рассуждение применимо к холоду, богатству, сыновьям, жене, царству и так далее. Посмотри, как твой отец, махарадж, каждый день переживает и беспокоится, даже несмотря на то, что он окружён женой, детьми и богатством. Почему другие люди не огорчаются, как он? Что случилось с удовольствиями в случае с твоим отцом? Несомненно то, что он ищет счастья; и разве все его силы и способности не направлены к этой цели?

18. "Если посмотреть вокруг, то покажется, что никто не обладает всем тем, что необходимо для счастья. Возникает вопрос: разве человек не может быть счастлив даже с такими ограниченными средствами? Я дам тебе ответ.

19. "Не может быть счастьем то, мой повелитель, что несёт на себе след страдания. Страдание двояко – внешнее и внутреннее.

20. "Первое относится к телу и обусловлено нервами и т.д., а второе относится к уму и обусловлено желанием.

21. "Умственное смятение хуже физической боли, и весь мир стал его жертвой. Желание – семя дерева страдания, и оно неизменно приносит свои плоды.

22. "Охваченные и подавленные им, Индра и боги, хоть они и живут в небесных сферах наслаждений и вкушают нектар, всё ещё остаются его рабами, проводя свои дни и ночи в деятельности согласно его диктату.

23. "Передышка, наступающая в результате исполнения одного желания, и длящаяся до тех пор, пока другое желание не займёт его место, не является счастьем, потому что семена боли присутствуют в ней в скрытом виде. Такой передышкой наслаждаются также и насекомые (которые, несомненно, не являются примером совершенного счастья).

24. "И всё же, их удовольствие определённо лучше удовольствия людей, потому что их желания менее сложные.

25. "Если это счастье – иметь одно желание наряду со многими уже исполненными, то кто тогда не был бы счастлив в этом мире?

26. "Если человек, у которого ошпарено всё тело, может найти счастье в нанесении мази на своё тело, то каждый должен быть счастлив.

27. "Истинно, что человек счастлив, когда он пребывает в тесных объятиях своей возлюбленной. Но даже в этой ситуации может испытываться боль из-за грубого давления или неудобного положения тела.

28. "Усталость, несомненно, настигает каждого после страстного совокупления, и эта усталость сродни той, которую испытывает вьючное животное, несущее на себе груз.

29. "О повелитель! Скажи мне, разве можно считать это счастьем? Разве то удовольствие, которое ты получаешь при совокуплении с возлюбленной, и которое обусловлено движением в нади (нервах и тонких энергетических каналах), не испытывают в не меньшей степени собаки (при случке)?

30. "Или же ты хочешь сказать, что наслаждение человека усиливается его чувством красоты?

31. "Красота – всего лишь умственная концепция, как это очевидно на примере соответствующих чувств, испытываемых возлюбленными в аналогичных наслаждениях в сновидении. (Сейчас я расскажу тебе одну историю в связи с этим.) Жил-был один непревзойдённый красавец, наследник царя, и он был более красивым, чем сам Купидон.

32. "Он женился на равно красивой девице и был очень предан ей.

33. "Но она влюбилась в слугу из царского подворья, который очень ловко обманывал молодого царевича.

34. "Этот слуга обычно подавал хмельные напитки в избытке, чтобы царевич напивался и лишался чувств, и, когда он ложился в кровать, к нему посылали куртизанку, которая играла роль царевны.

35-38. "И тогда непристойная царевна и слуга могли заниматься своим делом; а глупый царевич во хмелю обнимал другую женщину. И всё же он полагал, что он был самым счастливым из людей, имея такого ангела своей женой, которая была так предана ему. Через долгое время случилось так, что загруженный работой слуга просто оставил опьяняющие напитки на столе царевича, а сам занялся чем-то другим. Царевич не выпил столь же много, сколько он выпивал обычно.

39-42. "И когда страсть взыграла в нём, он спешно отправился в свою спальню, которая была роскошно убрана, и наслаждался там с куртизанкой, не замечая в пылу страсти того, кем она была на самом деле. Через некоторое время он заметил, что это не его жена, и тогда, в замешательстве, он спросил её: "Где моя любимая жена?"

43-48. "Та задрожала от страха и не говорила ни слова. Царевич заподозрил, что дело нечисто, пришёл в ярость и, держа её за волосы, выхватил свой меч, тем самым угрожая ей, и сказал: "Говори правду, или сейчас умрёшь!" Боясь быть убитой, она призналась во всём, отведя его к тому месту, где находилась царевна. Там он нашёл её, чьё тело было прекрасным и нежным, в тесных и любящих объятиях тёмного, гадкого и противного дикаря, который был его слугой...

51. "Царевич был в шоке от этого зрелища.

52. "Вскоре после этого он взял себя в руки и стал размышлять следующим образом: "Позор мне, так привязанному к хмелю!

53. "Позор глупцам, сведённым с ума любовью к женщинам. Женщины ничем не лучше птиц, которые перелетают с одного дерева на другое.

54. "Какой я был тупица, что всё время любил её даже больше своей жизни.

55. "Женщины хороши только для развлечения распутных глупцов. Тот, кто любит их – обуреваемый страстями осёл.

56. "Женская верность – нечто ещё более скоротечное и эфемерное, чем бегущие осенние облака, рассеивающиеся на ветру.

57-59. "Я до сих пор не в состоянии понять женщину, которая, будучи неверна мне – всецело преданном ей, состояла в незаконной связи с дикарём, всё время симулируя любовь ко мне, подобно куртизанке перед распутным глупцом.

60. "В своём опьянении я не подозревал её ни в чём даже в самой малой степени; с другой стороны, я верил в то, что она всё время была рядом со мной в той же мере, как и моя собственная тень.

61-64. "Какой стыд! Разве есть больший глупец, чем я, кто был обманут этой уродливой куртизанкой, подменяющей мою жену, и порабощённый её ремеслом любви? Опять же, что другая женщина, моя жена, нашла в том противном животном, предпочтя его мне?

65. "И тогда царевич оставил общество, испытывая отвращение к нему, и удалился в лес". (Хемалекха продолжила). "Так что ты видишь, о царевич, что красота – всего лишь концепция ума.

66. "Другие люди иногда испытывают даже большее наслаждение от любви к тем, кто им дорог – будь они красивыми или гадкими, чем то наслаждение, что ты испытываешь от признания моей красоты. Я расскажу тебе, что я думаю об этом.

67. "Красивая женщина, появляющаяся как объект – лишь отражение тонкой концепции, уже сформировавшейся в субъективном уме.

68-69. "Ум определяет красоту её образа, следуя своим собственным повторяющимся концепциям. Многократно выбираемый и прорисовываемый умом образ становится всё более и более ясным, пока он не станет казаться цельным и обособленным объектом. Привлекательность возникает (и порабощает ум) благодаря постоянным умственным ассоциациям.

70. "Ум, становясь беспокойным, возбуждает чувства и ищет исполнения своих желаний, связанных с объектом, в этом объекте; владеющий же собой ум не возбуждается даже при виде самого красивого объекта.

71. "Причина страстного влечения – многократно повторяющаяся умственная картина. Ни дети, ни умеющие владеть собой йоги не возбуждаются в таких ситуациях (потому что их умы не сосредоточиваются на таких вещах).

72. "Поэтому кто бы ни находил удовольствие в чём-либо, та красота, которую он находит в объекте наслаждения – только умственные образы.

73. "Даже гадких и неприятных женщин считают очаровательными ангелами их мужья.

74. "Если ум представляет что-то как неприятное, а не как очаровательное, то он не будет находить в этом объекте никакого удовольствия.

75(-76). "Позор тем человеческим существам, которые полагают самую грязную часть тела наиболее восхитительной.

77. "Слушай, царевич! Представление о красоте основывается на собственных желаниях, присущих уму.

78. "Если, с другой стороны, красота неотъемлемо свойственна объекту любви, то почему она не признаётся также и детьми, как признаётся ими сладость в еде?

79-81. "Форма тела, его высота и цвет лица людей различны в различных странах и в разное время; их уши могут быть длинными; лица – перекошенными; зубы – большими; нос – выдающимся вперёд; тела – волосатыми или безволосыми; волосы – красными, чёрными или золотистыми, тонкими или толстыми, гладкими или вьющимися; цвет лица – белым, тёмным, медно-красным, жёлтым или серым.

82. "Все они получают то же самое удовольствие, что и ты, царевич!

83. "Даже наиболее совершенные среди мужчин впадают в привычку стремиться к наслаждениям с женщинами, поскольку все они считают её лучшим райским местом для услады.

84. "Подобным образом и мужское тело считается женщиной наивысшим источником наслаждения. Но посмотри на всё это внимательно, царевич!

85-86. "Состоящее из жира и мяса, наполненное кровью, увенчанное головой, покрытое кожей, снабжённое рёбрами и другими костями, покрытое волосами, содержащее жёлчь и флегму, вместилище фекалий и мочи, порождённое половыми клетками и рождённое из материнского чрева – таково это тело. Только подумай об этом!

87. "Находя усладу в такой вещи, разве могут быть люди чем-то лучше червей, питающихся мёртвой плотью?

88. "Мой повелитель! Разве не это тело (указывая на себя) дорого для тебя? Подумай хорошо о каждой его части.

89. "Тщательно проанализируй то, из чего состоит твоя пища с её различными ароматами, видами и консистенцией.

90. "Каждый знает, как переваренная пища в конечном счёте выходит из тела.

91. "И поскольку таково положение дел в мире, то скажи мне, что является приятным и приемлемым, а что – нет?"

"После того, как Хемачуда услышал всё это, у него появилось отвращение к суетным удовольствиям.

92. "Он был удивлён странной беседой, которую он услышал. Позже он тщательно обдумал всё то, что сказала Хемалекха.

93. "Его отвращение к суетным удовольствиям росло в размерах и в силе. Он снова и снова обсуждал эти вопросы с его возлюбленной, и благодаря этому познал наивысшую истину.

94. "Затем, постигая, что чистое сознание, неотъемлемо присущее в виде высшей Сущности (Атмана), тождественно Трипуре (Брахману), он пришёл к осознанию того, что Единая Высшая Сущность поддерживает всех и вся, и достиг освобождения.

95. "Он достиг освобождения при жизни (став дживанмуктой). Его брат Маничуда и его отец Муктачуда стали его учениками и также достигли освобождения.

96. "Царица стала ученицей своей невестки и достигла освобождения; министры, вожди и граждане, в свою очередь, стали их учениками, и также обрели мудрость.

97. "Из тех, кто родился в том граде, не было никого, кто бы оставался невежественным. Тот град стал похож на обитель Брахмы – обитель счастливых, безмятежных и удовлетворённых личностей.

98. "Он был известен как Вишала (Великий) и стал наиболее известным градом на Земле, где даже попугаи в клетках обычно повторяли: "Медитируй, о человек, на высшую Сущность, Абсолютное Сознание, лишённое (отдельных) объектов! Нет ничего, что можно было бы познать, помимо чистого сознания; оно подобно самосияющему зеркалу, в котором отражаются объекты.

100. "Одно и то же сознание является и объектом, и субъектом, и оно – всё, как движущееся, так и незыблемое (непроявленное); всё остальное сияет в его отражённом свете; оно же сияет само по себе, своим собственным светом.

101. "Поэтому, о человек, избавься от заблуждения! Размышляй о том сознании, которое является одним и единым, освещающим всё и пронизывающим всё. Обрети ясное видение!"

102-103. "Те святые мудрецы – Вамадева и другие, которые однажды услышали эти священные слова попугаев, пришли в изумление от того, что даже птицы того града произносили такие мудрые слова, и назвали его Градом Мудрости.

104. "Этот град вплоть до сегодняшнего дня всё ещё называется тем именем", – продолжил Даттатрея. "Таким образом, о Парашурама, общество мудрецов – коренная причина всего благого и добродетельного.

105. "Благодаря обществу Хемалекхи все люди обрели джнану (мудрость). Поэтому знай, что сатсанг (общество мудреца) – единственная коренная причина спасения".

Так заканчивается четвёртая глава о плодах сатсанга в разделе о Хемачуде в "Трипуре Рахасье".
Любовь

"Раджа-Йога" Свами Вивекананда

Swami_Vivekanan19591

ПРЕДИСЛОВИЕ
Уже на заре истории человек начал отмечать различные необычные явления. В наше время тоже нет недостатка в свидетелях, готовых подтвердить их существование, даже в странах, где расцветает современная наука. Большая часть таких свидетельств недостоверна, поскольку исходит от людей невежественных, суеверных или попросту лживых. Во многих случаях так называемые чудеса — это подделки. Но подделки подо что? Честный научный разум не может отвергнуть факты, не разобравшись в них. Поверхностные ученые, сталкиваясь с необычными ментальными явлениями, которые они не в силах объяснить, стараются закрыть на них глаза. Они заслуживают даже большего осуждения, чем те, кто думают, будто их молитвы находят отклик у некоего существа или существ, находящихся над облаками, и рассчитывают, что их мольбы заставят эти существа изменить ход вселенной. Взгляды этих людей можно оправдать их невежеством или характером образования, которое они получили и которое привело их к зависимости от таких существ, ставшей со временем частью их ослабленной натуры. А у ученого таких оправданий нет.

На протяжении тысячелетий такие явления изучались, классифицировались и обобщались, а также анализировались религиозные способности человека; практическим результатом всего этого стала наука раджа-йоги. В отличие от того, что делают иные современные ученые, раджа-йога не отрицает факты только потому, что их трудно объяснить. С другой стороны, раджа-йога мягко, но довольно определенно показывает суеверным, что чудеса, реакция на молитвы, сила веры — при всей их бесспорности — не могут быть объяснены наличием существа (или существ) над облаками. Раджа-йога учит: человек есть капелька в бесконечном океане знания и силы, который находится вне человечества. Человек во многом нуждается и многого желает, но обладает и средствами для удовлетворения своих нужд, поэтому всякий раз, как исполняется желание, как приходит отклик на молитву, они осуществляются из этой неисчерпаемой сокровищницы, а не с помощью некоего сверхъестественного существа. Мысль о сверхъестественных существах способна подстегнуть человека к действию, но она же ведет и к духовному застою, к зависимости, страху, суеверию и вырождается в ужасающее убеждение, что человек по природе своей слаб. Нет ничего сверхъестественного, говорит последователь раджа-йоги, в природе есть лишь грубые явления и есть тонкие. Тонкие явления - это причины, грубые - следствия. Грубые явления легко воспринимаются органами чувств, тонкие - нет. Практика раджа-йоги помогает человеку усовершенствовать свои восприятия.

Все ортодоксальные системы индийской философии1 имеют одну цель - освобождение души через ее совершенствование. Этот метод совершенствования есть йога, понятие чрезвычайно емкое, однако, в той или иной форме составляющее непременную часть как санкхьи, так и веданты.

Темой настоящей работы является йога в форме, известной как раджа-йога. Наивысшим авторитетом в раджа-йоге был Патанджали2, и его афоризмы образуют ее учебники. Все другие философы хоть и расходятся иногда с Патанджали в некоторых тонкостях, тем не менее, как правило, признают его практические методики. Первая часть настоящей книги составлена из лекций, прочитанных автором в Нью-Йорке. Часть вторая есть достаточно свободный перевод афоризмов (сутр) Патанджали с моим комментарием. При этом было сделано все возможное для избежания излишней специальной терминологии и сохранения легкого и непринужденного разговорного стиля. Первая часть содержит в себе ряд простых указаний для желающих практиковать раджа-йогу, однако я считаю необходимым специально и серьезно предупредить таковых, что, за редчайшими исключениями, йогой можно без риска заниматься только в непосредственном контакте с учителем. Если чтение сумеет в ком-то пробудить желание узнать побольше, то учитель непременно найдется.

Система Патанджали построена на санкхье3, отличия от нее здесь минимальны. Двумя самыми важными отличиями являются, во-первых, вера Патанджали в Личностного Бога в облике первоучителя, в то время как санкхья допускает существование Бога только как почти совершенного существа, временно творящего циклы мироздания; во-вторых, рассмотрение йогой ума как чего-то столь же всепроникающего, что и душа, или пуруша, последователи же санкхьи с этим не согласны.

Всякая душа потенциально божественна.

Цель в том, чтобы сделать явной внутреннюю Божественность контролем внутренней и внешней природы.

Добейтесь этого трудом, молитвой, психическим контролем или философией - одним из них, несколькими или всеми вместе. И будьте свободны.

Вот и вся религия. Доктрины, догмы, ритуалы, книги, храмы и т. п.- все это вторично.

Примечания:
«Раджа-йога» — курс лекций, прочитанный Вивеканандой в Нью-Йорке зимой 1895/ 96 г. с добавлением комментированного перевода Йога-сутр Патанджали и отрывков из некоторых других памятников индийской философии древности. «Раджа-йога» сразу же приобрела широкую известность, ее изучали с большим интересом многие замечательные деятели мировой культуры. «Раджа-йога» — первая книга Вивекананды, с которой ознакомился Л. Толстой (сентябрь 1896), получивший ее в подарок от индийского ученого Анендры Кришна Датты. Л. Толстой в ответном письме отмечал, что книга понравилась ему как рассуждение о том, что есть истинное «Я» человека.

На русском языке «Раджа-йога» издавалась в 1906 г. (Философия йоги: лекции, читанные Суоми Вивеканандой о раджа-йоге, или подчинении внутренней природы, и афоризмы Патанджали, с коммент. Пер. Я. Попова, Сосница, 1906), в 1911 г.

Перевод выполнен М. Л. Салганик по изданию: The Complete Works of Swami Vivekananda, v. 1. Calcutta, 1989.

1. Шесть систем индийской философии (вайшешика, ньяя, санкхья, йога, миманса и веданта) считаются ортодоксальными, то есть признающими авторитет Вед. Система чарваков (или локаята), джайнизм и буддизм называются неортодоксальными, еретическими, поскольку авторитет Вед ими отрицается.

2. Вопрос об авторе сутр Патанджали (III—V вв.) был предметом многолетних дискуссий. Сейчас распространено мнение, что Йога-сутры являют собой своего рода конспект, компиляцию уже существовавших учений; это своеобразное кодирование и сведение воедино положений ряда школ, разрабатывавших идеи, известные уже по Упанишадам.

3. Йога и санкхья тесно связаны между собой. Йога принимает многие принципиальные положения, обстоятельно разработанные в санкхье (о наличии двух самостоятельных сущностей, пуруши и пракрити; о трехгунном строении природного мира; о порядке миропроявления и пр.). Основное отличие йоги Патанджали от классической санкхьи состоит в том, что йога признает существование бога Ишвары, свободного от действий кармической связанности.

Глава 1
ВВЕДЕНИЕ

Все наше знание основано на опыте. То, что называется выводным знанием, где мы идем от частного к общему или от более общего к особенному, тоже основано на опыте. В науках, называемых точными, легко найти истину, поскольку она приложима к частному опыту любого человека. Ученый не призывает во что-то верить, но располагает результатами, добытыми из его опыта, так что, когда, основываясь на своих заключениях, он предлагает поверить этим результатам, он обращается к некоему всеобщему опыту человечества. В каждой точной науке есть основа, общая для всего человечества, что позволяет сразу распознать истинность или ложность выводов, делаемых из нее. Вопрос заключается в следующем: располагает или нет религия подобной основой? Я должен ответить на этот вопрос как утвердительно, так и отрицательно.

Во всем мире принято считать, что религия основывается на вере и веровании и по большей части состоит только из различных теорий, в силу чего различные религии не находят согласия одна с другой. Эти теории, в свою очередь, основаны на вере. Некто утверждает наличие великого Существа, сидящего над облаками и управляющего оттуда вселенной, и требует, чтобы я поверил исключительно на основании его утверждения. Совершенно таким же образом я могу иметь собственные идеи и требовать, чтобы другие поверили в них, но, если меня спросят, почему мне должны верить, мне будет нечего сказать. По этой причине религия и метафизическая философия пользуются сегодня дурной славой. Образованный человек склонен думать, что все эти религии просто набор теорий без критерия для их проверки, так что всякий проповедует свои излюбленные идеи. Тем не менее основа для всеобщей веры в религию существует, и ей подчинено все многообразие теорий и все многообразие идей, различных идейных течений разных народов. Исследуя эту общую основу, мы приходим к выводу о том, что и она представляет собой всеобщий опыт.

Начнем с того, что, как показывает исследование религий мира, они делятся на две категории: одни обладают Священным писанием, у других Книги нет4. Религии, обладающие Книгой, наиболее сильны и имеют наибольшее число последователей. Религии без Книги, как правило, прекратили свое существование, а немногие из них, возникшие недавно, исповедуются группками верующих. Общее же у всех религий то, что истины, которые они проповедуют, есть результаты опыта отдельных личностей. Христианин предлагает принять его веру, поверить в Христа, поверить в него как в воплощение Бога, поверить в Бога, в существование души, в ее способность к совершенствованию. Если спросить христианина, на каком основании в это должен поверить я, он ответит — потому что он верует в это. Однако, исследуя истоки христианства, вы придете к выводу, что эта религия основана на опыте. Христос говорил, что видел Бога, его последователи — что чувствуют Бога и так далее. Аналогичным образом буддизм основывается на опыте Будды. Будда познал определенные истины, увидел их, вошел в соприкосновение с ними и поведал о них миру. Это же относится и к индуизму. Авторы Священных книг, называемые риши, или мудрецами, объявляют, что они узнали из опыта определенные истины и теперь проповедуют их. Из сказанного явствует, что все религии мира строятся на универсальном и непреложном принципе всего нашего знания — на непосредственном опыте. Вероучители видели Бога, они видели собственные души, они видели свое будущее, они видели вечность, и что они видели, то и проповедуют. Однако есть и отличие: большинство религий, особенно в современный период, выдвигает странное утверждение о том, что этот опыт невозможен в наши дни, что он был доступен лишь немногим, лишь основоположникам соответствующих религий, которые и носят их имена. В наши дни их опыт устарел, поэтому мы должны принимать религию на веру. Я с этим категорически не согласен. Если в мире, не важно в какой области знания, был зафиксирован какой-то опыт, то отсюда явно следует, что этот опыт был возможен миллионы раз до этого и будет повторяться до бесконечности. Единообразие — непреложный закон природы, что произошло однажды, может происходить всегда.

Именно поэтому учители йоги утверждают не только, что религия основывается на опыте древних времен, но что человек не способен быть религиозным, если он сам не обладает теми же самыми восприятиями. Йога и есть наука, обучающая нас развивать эти восприятия. Нет смысла рассуждать о религии, пока человек не почувствует, о чем идет речь. Почему на свете столько напряженности, столько драк и ссор во имя Бога? Во имя Бога пролилось больше крови, чем по любой другой причине, и все потому, что люди не обращаются к первоисточнику, а удовлетворяются соблюдением обычаев праотцев и желают, чтобы и другие поступали как они. Какое право имеет человек заявлять, что у него есть душа, если он ее не ощущает, или что Бог есть, если он Его не видит? Если Бог есть, мы должны Его видеть, если душа есть, мы должны как-то чувствовать ее, иначе лучше не верить. Лучше быть откровенным атеистом, чем ханжой. С другой стороны, современный подход «образованных» людей заключается в том, что религия, метафизика и все поиски Высшего Существа тщетны. Люди же полуобразованные полагают, что у всего этого нет основы и их единственная ценность состоит в том, чтобы служить мотивацией для добродетельной жизни. Когда человек верует, он становится лучше, моральнее, становится хорошим гражданином. За этот подход никого нельзя винить, поскольку людей учат верить просто в пустые слова, не таящие под собой сути. От них требуется жить словами, ну как это можно сделать? Если бы человек мог жить словами, я не испытывал бы ни малейшего уважения к человеческой природе. Человек ищет истину, хочет познать ее с помощью личного опыта, и только если он уловил истину, понял ее, пережил самой глубиной своего существа, только тогда, как сказано в Ведах, исчезнут все сомнения, рассеется тьма и ясным станет то, что казалось запутанным. «О, дети бессмертия, даже те, кто живет в высшей из сфер, путь найден, есть выход из всей этой тьмы, надо воспринять Того, кто превыше всякой тьмы, ибо нет иного пути».5

Наука раджа-йоги предлагает человечеству практический, научно разработанный метод постижения этой истины. Каждая наука должна прежде всего иметь свой метод исследования. Если вы намерены стать астрономом, то, сколько бы вы ни сидели и ни произносили «Астрономия! Астрономия!», это ни к чему не приведет. То же самое относится и к химии. Необходим метод. Надо пойти в лабораторию, взять нужные вещества, смешивать их, экспериментировать с ними — так дается знание химии. Желая быть астрономом, человек идет в обсерваторию, обучается пользованию телескопом, наблюдает звезды и планеты — так он может стать астрономом. Каждая наука пользуется своими приемами. Я могу прочитать вам тысячу проповедей, но они не сделают вас религиозными, пока вы не усвоите метод. Все это истины, познанные мудрецами всех народов, всех времен, людей чистых и бескорыстных, не имевших иной цели, кроме добра для всех. Они все утверждают, что открыли истину более высокую, нежели та, что дается нам через чувственные восприятия. Все это они приглашали проверить. Они просят нас использовать их методы и честно применять их, а если выяснится, что мы не обнаружим эти высшие истины, значит, они не существуют. Однако, прежде чем мы это сделаем, нерационально отвергать утверждения мудрецов. Итак, мы должны честно трудиться, следуя предписанному методу, и мы увидим свет.

Приобретая знание, мы пользуемся обобщениями, а обобщения строятся на наблюдении. Сначала наблюдаются факты, затем они обобщаются, потом из них выводятся заключения или устанавливаются принципы. Невозможно познать ум, внутреннюю природу человека, мысль, если у нас нет способа вести наблюдение за происходящим внутри нас. Сравнительно легко вести наблюдения во внешнем мире, тем более что для этой цели существует множество инструментов, но нет инструментов, с помощью которых мы могли бы наблюдать за собой. Однако подлинная наука строится на наблюдениях. Без анализа наука превращается в чистое теоретизирование. Вот почему с самого начала так ссорятся между собой психологи, за исключением тех, кто нашел метод наблюдения.

Наука раджа-йоги прежде всего дает нам способ наблюдать за нашими внутренними состояниями. Инструментом здесь служит сам ум. Сила внимания, соответственно направленная вовнутрь, помогает изучать ум и проливает свет на факты. Сила ума похожа на рассеянный свет, но собранный в луч, этот свет многое освещает. Это и есть наш единственный инструмент познания. Мы все им пользуемся для изучения внешнего и внутреннего мира, но психологу необходимо детальное исследование мира внутреннего, он тут поступает так же, как ученый при исследовании внешнего мира. Это требует навыка. Нас с самого детства приучают обращать внимание на мир вне нас, не на внутренний мир, и в результате многие из нас почти утрачивают способность наблюдать свой внутренний механизм. Повернуть ум вовнутрь, не давая ему непрестанно обращаться во внешний мир, заставить его напрячь все силы, сосредоточить их на нем самом, с тем чтобы он познал себя,— очень трудное дело. Но это единственный способ научного исследования.

А какая польза от такого рода знания? Прежде всего, знание есть само по себе высочайшая награда за усилия, но есть и конкретная польза — избавление человека от страдания. Когда, анализируя собственный внутренний мир, человек как бы лицом к лицу сталкивается с тем, что неуничтожимо, что по природе вечно чисто и совершенно, он больше не может испытывать ни боли, ни страдания. Все страдания — от страха, от неудовлетворенных желаний. Обнаружив, что он никогда не умирает, человек освобождается от страха смерти. Увидев собственное совершенство, он перестает испытывать тщеславные желания. Эти две причины его страдания исчезают — и наступает блаженство, несмотря на то, что человек продолжает оставаться в своей телесной оболочке.

Единственный метод, которым достигается это знание, именуется сосредоточением. Химик в лаборатории сосредоточивает всю энергию своего ума, фокусирует ее и направляет на вещество, секреты которого пытается понять. Астроном сосредоточивает всю силу своего ума на звездном небе, и звезды, Солнце и Луна открывают ему свои тайны. Чем сильнее я сосредоточусь на предмете моего разговора с вами, тем лучше я сумею объяснить вам его. И чем сосредоточеннее вы меня слушаете, тем лучше вы меня поймете.

Как было собрано все знание мира, если не через концентрацию мыслительной энергии? Мир готов открыть нам свои тайны, если мы знаем, как постучаться в дверь. Сила ума в его способности сосредоточиваться. Сила человеческого ума не имеет пределов. Секрет в том, что чем сильнее сосредоточенность, тем острее ум.

Сосредоточиваться на вещах вне нас легче — наш ум, естественно, обращен вовне; но религия, психология или метафизика, где субъект и объект едины, требуют иного. Объект находится внутри нас, сам ум и является объектом, то есть ум исследуется при помощи ума же. Вам известно, что у ума есть свойство, которое называется рефлексией. Вот я сейчас говорю с вами. В это самое время я будто стою в сторонке, как если бы я был собственным двойником, который знает и слышит все, что я говорю. Человек работает и думает в одно и то же время, а частица его ума будто бы со стороны наблюдает за этими размышлениями. Сила ума должна быть сфокусирована и обращена на сам ум, тогда как яркий солнечный луч освещает то, что таится в самых темных уголках. Так и луч ума открывает самые потаенные его секреты. Таким образом, мы приближаемся к основе веры, к подлинной сути религии. Мы сами увидим, есть ли у нас душа, длится ли наша жизнь пять минут или вечность, есть ли Бог во вселенной или за ее пределами. Все откроется нам. Этому и учит раджа-йога. Ее цель — научить, как сосредоточивать силу ума, чтобы затем проникнуть в его самые глубокие слои, как обобщить то, что мы узнаем, и сделать из этого выводы. Не нужен поэтому вопрос о том, что представляет собой наша религия, деисты6 мы или атеисты, христиане, иудеи или буддисты. Мы все — люди, и этого достаточно. Каждый человек имеет право и обладает силой стремиться к религии. Каждый человек имеет право спрашивать, в чем причина, и сам отвечать на этот вопрос, нужно только захотеть.

Из того, что мы с вами узнали о раджа-йоге, явствует, что не требуется веры или доверия для ее изучения. Не верьте ни во что, пока не убедитесь,— вот принцип раджа-йоги. Истине не нужна подпорка, чтобы устоять. Может быть, вам кажется, будто факты, полученные в пробужденном состоянии, требуют сновидений или выдумок для своего подтверждения? Конечно же, нет. Изучение раджа-йоги требует времени и постоянной практики, отчасти физической, но главным образом психической. В процессе исследования мы увидим, насколько тесно связаны ум и тело. Если считать ум наиболее сложной частью организма, то логично предположить, что организм неизбежно воздействует на ум. В больном организме ум не может быть здоров. В здоровом теле ум здоров и силен. Когда человек сердится, его ум теряет равновесие. Таким же образом, когда теряет равновесие ум, то это сказывается на всей работе организма.

У большинства людей ум столь слабо развит, что он, как правило, находится под контролем тела. Значительная часть человечества недалеко ушла от животных. Более того, во многих случаях способность человека к самоконтролю ненамного превышает эту способность низших представителей животного мира. Мы плохо умеем управлять своим умом. Требуется определенная физическая помощь в осуществлении контроля своего тела и ума. Когда же мы научаемся в достаточной степени контролировать свое тело, мы можем попробовать взять и ум под контроль, научиться управлять им. Управляя умом, держа его под контролем, понуждая его работать в нужном нам направлении, мы овладеваем способностью концентрировать его силу.

В соответствии с учением раджа-йоги внешний мир есть не что иное, как грубая форма более тонкого, внутреннего мира. Тонкий мир всегда причина; грубый, внешний мир — следствие, а причина — внутренний мир. Точно так же силы, действующие во внешнем мире, есть огрубленный вариант более тонких сил внутреннего мира. Человек, который раскрыл свои внутренние силы и научился ими управлять, способен контролировать всю природу. Йог ставит перед собой задачу быть властелином вселенной, управлять силами природы, ни больше и ни меньше. Он хочет достичь той точки, где то, что мы называем «законами природы», утратит власть над ним, выйти за пределы их действия. Он хочет быть властелином всей природы — той, что вовне нас, и той, что внутри. Прогресс и цивилизация рода человеческого, по сути, означают управление природой.

Различные народы шли разными путями к контролю над природой. Как в обществе один человек стремится преодолеть природу внешнюю, а другой — внутреннюю, так и народы — кто двигался к покорению природы внешней, кто — внутренней. Иные считают, что контроль над внутренней природой обеспечивает контроль надо всем. Обе точки зрения верны в своем крайнем выражении, поскольку в действительности природа на внешнюю и внутреннюю не делится. Это деление условное и в природе не существует. Сторонники обеих точек зрения обязательно сойдутся в одной точке, пройдя весь свой путь. Как физик, продвигаясь к границам своей науки, обнаруживает, что физика растворяется в метафизике, так и метафизик неизбежно увидит, что ум и материя, обладая внешними различиями, по сути, составляют Единое.

Цель и задача всех наук заключаются в отыскании единства, Единого, из которого производится многообразие, того Единого, что существует в виде множеств. Раджа-йога берет своим началом внутренний мир, исследование внутренней природы, через которую возможен контроль над целым — как внутренним, так и внешним. Это очень древний подход. Он получил особое развитие в Индии, но и другие народы тоже пробовали его. На Западе этот подход считался мистическим, и тех, кто пытался воспользоваться им, сжигали на кострах или убивали как колдунов и ведьм. В Индии в силу различных причин это знание попало в руки людей, которые уничтожили девяносто процентов познанного и постарались сделать большой секрет из оставшихся десяти. В последнее время на Западе появилось множество так называемых «учителей», которые еще хуже, чем индийские,— те хоть что-то знали, а нынешние не знают ничего.

Все тайное и мистическое, что связывают с системами йоги, нужно сразу же отринуть. Лучший проводник по жизни — это сила. В религии, как и во всем другом, старайтесь отбросить то, что ослабляет вас, держитесь от этого подальше. Игра в тайны ослабляет человеческий мозг, она почти погубила йогу — величайшую из наук. Со времени своего открытия, почти четыре тысячи лет назад, йога была ясно очерчена, сформулирована и практиковалась в Индии. Поразительное явление: чем более современен комментатор йоги, тем больше нелепостей в его интерпретации, а чем древнее автор — тем он рациональней. Современные истолкователи йоги обожают таинственность. Йога оказывается монополией группки людей, окутывающих ее тайной вместо того, чтобы открыть учение дневному свету и логике. Но группка заинтересована в сохранении своей монополии.

Что касается меня, то в том, чему я учу, нет никакой тайны. Я открою перед вами все то немногое, что известно мне самому. Что можно, я буду подтверждать доказательствами, о том же, чего не знаю, прямо скажу вам, что написано об этом в книгах. Слепая вера не нужна.

Вы должны полагаться на собственный ум и суждение, приобретать навыки и потом смотреть, получится у вас или нет. Ведите себя совершенно так же, как при изучении любой другой науки. В йоге нет ни тайны, ни опасности, в своем чистом виде она может предлагаться на улице, среди бела дня. Привнесение таинственности в йогу — вот что чревато серьезными опасностями.

Прежде чем продолжить, я расскажу в общих чертах о философии санкхьи, на которой основывается вся раджа-йога. В соответствии с этой философией процесс восприятия идет следующим образом: свойства объектов, находящихся вне нас, улавливаются внешними инструментами и передаются в соответствующие центры мозга или органы, оттуда они передаются уму, который как бы сортирует их, затем их получает пуруша — душа, и таким образом возникает восприятие. После этого пуруша отдает нечто вроде приказа моторным центрам, которые выполняют требуемое действие. Все перечисленное — материально, кроме пуруши, однако материя ума значительно тоньше, чем материя внешних инструментов. Из того же, что и ум, состоит и другое тонкое материальное начало, которое называется танматра. Огрубляясь, оно становится внешней материей.

Вот как рассматривает этот вопрос санкхья. Из этого следует, что интеллект отличается только утонченностью от более грубой материи внешнего мира. Пуруша есть единственное, что является нематериальным. Ум играет роль, так сказать, инструмента души, при помощи которого она улавливает внешние объекты. Ум пребывает в состоянии постоянной изменчивости и колебаний, будучи натренирован, он может обслуживать или один орган, или несколько, или ничего. Например, если я внимательно вслушиваюсь в тиканье часов, я могу ничего не видеть, хотя глаза мои открыты, а это значит, что ум не был связан в это время с органом зрения, а только с органом слуха. Ум усовершенствованный способен быть одновременно связанным со всеми органами чувств. Он обладает и рефлексивной силой, может заглянуть в собственные глубины. Йог стремится усовершенствовать это последнее качество ума: сосредоточивая всю силу ума и обращая его на себя самого, он стремится понять, что происходит внутри. Вопрос о вере здесь просто не возникает, речь идет о методе исследования, разработанном некоторыми философами.

Современная физиология установила, что глаз не является органом зрения, что подлинный орган зрения — один из нервных центров нашего мозга, что справедливо и для остальных органов чувств. Нам говорят, что нервные центры состоят из того же материала, что и сам мозг. То же утверждают философы санкхьи. Физиология постулирует это на физическом уровне, санкхья — на психологическом; вывод один и тот же. Но наша область исследования лежит за пределами обеих.

Йог стремится достичь такого состояния, при котором он сумеет следить за всеми ступенями восприятия: как передается ощущение, как принимает его ум, как оно достигнет способности суждения, как передается пуруше. Занятия любой наукой требуют подготовки и освоения методик этой науки, без подготовки ее нельзя понять. Это относится и к раджа-йоге.

Необходимо соблюдать определенные правила питания, надо употреблять в пищу лишь то, что способствует чистоте ума. Сходите в зоопарк, и вы сразу поймете, в чем тут дело. Вы увидите слонов, животных огромных, но спокойных и уравновешенных, и увидите, как мечутся по своим клеткам тигры и львы,— вот что значит разница в пище. Мы черпаем из пищи все наши жизненные силы, это нам известно из повседневного опыта. Когда человек начинает поститься, сначала он ослабевает телесно, ему недостает физических сил, а через несколько дней снижаются и его психические возможности. Вначале слабеет память. Затем наступает момент, когда становится трудно думать, особенно довести мысль до конца. Приступая к практическим занятиям, нужно очень тщательно следить за питанием, позднее, когда приобретаются необходимые навыки и появляется уверенность, можно обращать на пищу меньше внимания. Молодой саженец обносят загородкой, оберегая его; когда он вырастает в дерево, загородка ему больше не нужна.

Йогу следует избегать крайностей: как излишнего комфорта, так и ненужной строгости жизни. Он не должен ни морить себя голодом, ни изнурять[1] свою плоть, ибо в таком случае он не может быть йогом. Как сказано в «Бхагавад Гите»: «Кто постится, кто лишает себя сна, кто слишком много спит, кто изнуряет себя трудом, кто не трудится — тот не может быть йогом» (VI, 16).[2]

Примечания:
4 .Существуют различные классификации религий. Христианская традиция делит религии на богооткровенные (христианство, ислам) и небогооткровенные (индуизм, буддизм, конфуцианство, даосизм и пр.). Согласно мусульманскому учению, религии делятся на «религии книги» (христианство, иудаизм) и «религии без книги» (язычники, идолопоклонники); последователи индуизма подпадают под последнюю категорию.

5. Пересказ Мундака-упанишады I, 2, 13.

6. Деисты понимают Бога как первичную безличную причину мира. С деистической точки зрения мир, будучи однажды сотворенным, далее развивается по своим собственным законам, вмешательство Бога исключается.

[1] В переводе М. Л.Салганик: умерщвлять - Прим. ред. www.orlov-yoga.com

[2] Цитата из Бхагавадгиты не совсем точна, вот цитируемый фрагмент Бхагавадгиты (пер. А.Каменской. г.Юрга. 1993 г.):

«Воистину йога не для того, кто слишком много ест или совсем не ест, кто имеет склонность слишком много спать или бодрствовать, о Арджуна!» (VI, 16)

«Йога уничтожает всякое страдание у того, кто водворил порядок в еде и развлечении и во всех своих действиях, а также в чередовании сна и бодрствования.» (VI, 17) - Прим. ред. www.orlov-yoga.com.