marina mart (mart999) wrote,
marina mart
mart999

Category:

"Медитации" Джидду Кришнамурти

krishnamurti

Это классическое собрание кратких выдержек из книг и бесед Кришнамурти представляет сущность его учения о медитации – состоянии внимания, вне мысли, которое приносит полную свободу от авторитетов и амбиций, страхов и разобщённости. Это расширенное по сравнению с первоначальной версией в два раза издание выказывает ещё большую мудрость великого учителя, а также включает материалы, которые никогда не издавались прежде.

Медитации (Часть 3)
63
Вы можете сидеть в правильном положении с прямой спиной, дыша правильно, выполняя пранаяму и всё такое прочее в течение следующих десяти тысяч лет, и вы ни в коей мере не приблизитесь к постижению того, что такое истина, ибо вы ещё не постигли себя вовсе, не постигли то, как вы думаете, то, как вы живёте. Вы не прекратили своё страдание, и вы хотите обрести просветление. Вы можете выполнять все виды вывертов и поворотов со своим телом, и на вид это очаровывает людей, потому что они полагают, что это должно давать некую энергию, некий престиж. В то же время все эти энергии подобны свечам на солнце; они походят на свет свечи в сиянии яркого солнца.
64
Чтобы понять, что такое медитация, необходимо заложить фундамент праведного поведения. Без такого фундамента медитация – фактически форма самогипноза; не будучи свободной от гнева, ревности, зависти, жадности, стяжательства, ненависти, соперничества и желания к успеху, без всех нравственных и приличных форм того, что считается праведным, без закладывания правильного фундамента, без фактического повседневного образа жизни, свободного от искажения личными страхами, беспокойствами, жадностью и так далее, медитация имеет очень маленькое значение.
65
Медитация подразумевает такой уровень ума, на котором он может уделять полное внимание – следовательно, это ум, который может быть совершенно безмолвным. Ум всегда болтает, всегда разговаривает – или сам с собой, внутри себя, или же с кем-то; он всегда в движении. Как может такой ум, который вечно болтает, воспринимать что-либо? Только такой ум, который полностью внимателен, имеет всю энергию, чтобы наблюдать, ибо вы нуждаетесь в огромной энергии для наблюдения. Религиозные монахи и другие личности говорят, что вы не должны растрачивать энергию впустую; поэтому никакого секса, если вы хотите стать святым. И когда вы обращаетесь к целибату и даёте обет безбрачия, в вас происходит сумятица и переполох, поскольку вы отвергаете весь биологический организм, и при этом имеет место ненужная трата энергии – вы боретесь, боретесь, боретесь. Или же вы впадаете в другую крайность – потакаете себе, что является другой формой напрасной траты энергии. В то же время, если вы внимательны, то это величайшая форма всего суммирования энергии. Это означает интенсивность, страсть, и вы не можете быть страстными, если вы растрачиваете энергию впустую. Без какого-либо усилия ум может стать совершенно безмолвным и поэтому наполненным энергией без какого-либо искажения.
66
Медитация – изумительная вещь, если вам ведомо значение ума, который "в медитации", а не то, "как медитировать". Мы увидим, чем медитация не является, и тогда мы узнаем, что такое медитация. Через отрицание вы наталкиваетесь на позитивное, но если вы следуете за позитивным, это заводит вас в тупик. Мы говорим, что медитация – это не практика какой-либо системы. Машины могут делать это. Поэтому системы не могут раскрыть эту красоту, эту глубину и эту изумительную вещь, называемую медитацией.
67
Медитация – это не повторение определённого слова, не переживание некоего видения и не взращивание молчания. Бусина чёток и слово утихомиривают болтающий ум, но это форма самогипноза. С таким же успехом вы могли бы принять пилюлю.

Медитация – это не завёртывание себя в том или ином шаблоне мысли, в очаровании удовольствия. У медитации нет начала, и поэтому у неё нет конца.

Если вы скажете "сегодня я начну управлять моими мыслями, спокойно сидеть в позе для медитации, дышать регулярно", то вы оказываетесь пойманными в ловушке самообмана. Медитация не означает быть поглощённым той или иной грандиозной идеей или образом; это успокаивает только на очень короткое время, подобно тому, как поглощённый игрушкой ребёнок успокаивается на какое-то время, и как только игрушка перестаёт представлять интерес, неугомонность и проделки начинаются снова. Медитация – это не следование по какому-то незримому пути, приводящему к некоему воображаемому блаженству. Медитативный ум видит, наблюдает, слушает, без слова, без комментария, без мнения, внимательный к движению жизни во всех его взаимоотношениях в течение дня. И ночью, когда весь организм отдыхает, у медитативного ума нет снов, ибо он был ясно сознающим и бодрствующим весь день. Только ленивый и вялый видит сны, только полусонный нуждается в намёках его собственных состояний. Но когда ум наблюдает, слушает движение жизни, внешнее и внутреннее, для такого ума наступает безмолвие, которое не соединено с мыслью.

Это не некое безмолвие, которое наблюдатель может переживать. Если он действительно переживает и осознаёт его, это больше не безмолвие. Безмолвие медитативного ума не находится в пределах границ осознания, поскольку у этого безмолвия нет никакой границы. Есть только безмолвие, в котором пространство разделения прекращается.
68
Если я медитирую и продолжаю с тем, что я уже узнал, с тем, что я уже знаю, то я живу в прошлом, в пределах области моей обусловленности. В этом нет никакой свободы. Я могу украсить тюрьму, в которой я живу, я могу делать все виды вещей в той тюрьме, но при этом всё ещё имеется ограничение, барьер. Поэтому ум должен узнать, могут ли клетки мозга, которые развивались тысячелетиями, быть совершенно безмолвными, и реагировать на то измерение, которое им неведомо. И это означает: может ли ум быть совершенно неподвижным?
69
Роль медитации состоит в полном устранении всякого конфликта внутренне и, поэтому, внешне.
70
Медитация подразумевает ум, который столь удивительно ясный, что всякая форма самообмана прекращается. Можно обманывать себя бесконечно; и обычно медитация – так называемая – это форма самогипноза: наблюдение видений согласно вашей обусловленности. Это так просто: если вы христианин, вы будете видеть вашего Христа; если вы индус, вы будете видеть вашего Кришну, или любого из неисчислимого множества богов. Но медитация не относится ни к чему из вышеперечисленного. Медитация – это абсолютная неподвижность ума, абсолютное безмолвие мозга.

Фундамент для медитации должен закладываться в повседневной жизни, в том, как человек ведёт себя, в том, как он думает. Нельзя быть насильственным и медитировать; в этом нет смысла. Если имеется, в психологическом отношении, какой-нибудь вид страха, то очевидно, что медитация – это эскапизм, стремление уйти от действительности. Для неподвижности ума, его полного безмолвия требуется экстраординарная дисциплина; не дисциплина подавления, соответствия или следования той или иной власти, но та дисциплина или обучение, которое имеет место в течение дня, в отношении каждого движения мысли. В таком случае ум обладает религиозным качеством единства. Из этого может проистекать деятельность, которая не будет противоречивой.
71
Любопытная часть медитации состоит в том, что событие не превращается в переживание. Оно там, как новая звезда в небесах, без памяти, захватывающей и удерживающей её, без привычного процесса узнавания и реагирования в терминах симпатий и антипатий. Наш поиск всегда направлен вовне; ищущий любое переживание ум направлен вовне. Направленное внутрь движение – это не поиск вовсе; это восприятие. Реакция – это всегда повторение, ибо она приходит всегда из одного и того же банка памяти.
72
Важно не управление мыслью, но её понимание, понимание происхождения, начало мысли, которое находится в вас самих. Таким образом, мозг накапливает воспоминания – вы можете наблюдать это сами, вам не нужно читать об этом в книгах. Если бы он не накапливал воспоминания, он бы не мог думать вовсе. Эта память – результат опыта, результат знания – вашего собственного или общины, семьи, расы и так далее. Мысль возникает из этого хранилища памяти. Поэтому мысль никогда не свободная и независимая – она всегда старая, и нет такой вещи, как свобода мысли. Мысль никогда не может быть свободной сама по себе; она может говорить о свободе, но сама по себе она – результат прошлых воспоминаний, переживаний и знания; поэтому она старая. И всё же человеку необходимо иметь это накопление знания, иначе он не смог бы функционировать, не мог бы говорить с другими, не мог пойти домой и так далее. Знание крайне необходимо...

Если медитация – продолжение знания, продолжение всего того, что человек накопил, то нет никакой свободы. Свобода только тогда, когда имеется понимание функции знания и поэтому "свобода от известного".

Медитация – это освобождение сознания от его содержания, от известного, от "я".
73
В медитации человек должен заложить фундамент порядка, который есть праведность – не респектабельность, не социальная мораль (нравственность), в которой никакой нравственности нет вовсе, но порядок, который приходит в результате понимания беспорядка, что является совершенно иной вещью. Беспорядок обязательно будет существовать до тех пор, пока есть конфликт, как внешний, так и внутренний.
74
Есть различные школы, в Индии и на дальнем Востоке, где они преподают методы медитации – это действительно больше всего приводит в ужас. Это означает тренировать ум механически; поэтому он перестаёт быть свободным и не понимает проблему.

Поэтому, когда мы используем слово "медитация", мы не подразумеваем нечто практикуемое. У нас нет метода. Медитация означает осознанность: осознавать то, что вы делаете, что вы думаете, что вы чувствуете, осознавать без какого-либо выбора, наблюдать, учиться. Медитация – это осознавание своего обусловливания, обусловленности обществом, в котором человек живёт, в котором он был воспитан, обусловленности религиозной пропагандой – осознавание без какого-либо выбора, без искажения, без желания того, чтобы это было по-другому. В результате этого осознавания приходит внимание, способность быть предельно внимательным. И тогда появляется свобода видеть вещи такими, какие они есть, без искажения. Ум становится несмущённым, ясным, восприимчивым. Такая медитация вызывает состояние совершенно безмолвного ума, о котором можно много говорить, но это будет бессмысленно, если такого состояния нет.
75
Имеется повторение слов, предложений, мантр, набор фраз, которые дал гуру; инициирование, оплата деньгами за изучение специфической фразы, которую вы должны будете повторять тайно. Вероятно, некоторые из вас уже сделали это, и вы знаете много об этом. Это называется мантра-йога, и это принесено из Индии. Я не знаю, зачем вам платить даже копейку за повторение определённых слов от кого-то, кто говорит: "Если вы будете делать это, вы достигнете просветления, у вас будет умиротворённый ум". Когда вы повторяете набор слов постоянно, будь это "Аве Мария" или различные санскритские слова, то, конечно же, ваш ум становится довольно притуплённым, и у вас появляется специфическое ощущение единства, безмолвия, и вы полагаете, что это поможет обеспечивать ясность. Вы можете видеть нелепость этого, ибо зачем вы должны принимать то, что кто-либо говорит об этих вещах – включая меня самого? Зачем вы должны подчиняться какому-либо авторитету в отношении внутреннего движения жизни? Мы отвергаем внешний авторитет (влияние извне); если вы вообще интеллектуально сознательны и внимательны политически, вы отвергаете эти вещи. Но, очевидно, мы подчиняемся авторитету кого-то, кто говорит: "Я знаю, я достиг, я осознал". Тот, кто говорит, что он знает – тот не знает.
76
Добродетель возникает как цветок доброты и великодушия, когда вы обретаете понимание. Тогда вы можете начать исследовать природу того, что человек искал столетиями, о чём он задавался вопросом, что он стремился раскрыть. Вы просто не сможете понять это или натолкнуться на это, если вы не заложили фундамент в вашей повседневной жизни. И тогда мы можем спросить, что такое медитация; не как медитировать или какие шаги предпринять, чтобы медитировать, или же каким системам и методам следовать, чтобы медитировать. Все системы, все методы делают ум механистическим. Если я следую некоей специфической системе, то, сколь бы тщательно она ни была разработана самым великим гуру, которого вы только можете себе представить, эта система, этот метод делает ум механистическим, а механистический ум – мёртвый ум.
77
Система медитации – это не медитация. Система подразумевает некий метод, который вы практикуете, чтобы достичь чего-то в конце. Что-то практикуемое снова и снова становится механическим – разве не так? Как может механистический ум, который обучался и был перекручен, мучаем для подчинения шаблону того, что он называет "медитацией" в надежде достичь некоей награды в конце, быть свободным наблюдать и учиться?
78
Медитация – это осознавание каждой мысли и каждого восприятия, никогда не говоря, что оно правильное или неправильное, но только наблюдение за ним и движение с ним. В этом наблюдении вы начинаете понимать всё движение мысли и чувства. И из этого осознавания приходит безмолвие. Безмолвие, скомпонованное мыслью, – это застой, оно мёртвое, но безмолвие, которое наступает тогда, когда мысль поняла собственное начало, свою природу, поняла то, как всякая мысль никогда не свободна, но всегда стара – такое безмолвие является медитацией, в которой медитатор полностью отсутствует, ибо ум опорожнил себя от прошлого.
79
Медитация ни в коей мере не связана с контролем над телом. Нет никакого фактического разделения между организмом и умом. Мозг, нервная система и то, что мы называем умом, – это всё одно, неделимое. Именно естественный акт медитации вызывает гармоничное движение целого. Разграничивать тело и ум и управлять телом посредством интеллектуальных решений означает вызывать противоречие, из которого возникают различные формы борьбы, конфликта и сопротивления.
80
Что такое религия? Это изыскание – со всем вашим вниманием, с суммированием всей вашей энергии, с целью найти то, что священно, достичь то, что свято. Это может иметь место только тогда, когда есть свобода от шума мысли, прекращение мысли и времени, психологически, внутри – но не прекращение знания в этом мире, где вы должны действовать со знанием. То, которое свято, то, которое священно, которое истина, может быть только тогда, когда есть полное безмолвие, когда мозг сам поместил мысль в надлежащее для неё место. Священное исходит из этого необъятного безмолвия.
81
Медитация, если вы понимаете, что это такое, является одной из самых экстраординарных вещей; но вы никак не сможете понять её до тех пор, пока не придёте к прекращению поиска, нащупывания, желания чего-то такого, что вы считаете истиной – и что является вашей собственной проекцией. Вы не сможете прийти к этому до тех пор, пока вы не прекратите требовать переживания вовсе, но понимаете замешательство, в котором живёт человек, беспорядок собственной жизни. Через наблюдение этого беспорядка приходит порядок, и этот порядок – не какой-то набросок или проекция. Когда вы сделали это – что само по себе медитация – тогда мы можем спрашивать не только о том, что такое медитация, но также и о том, чем медитация не является, ибо в отрицании ложного находится истина.
82
Физический организм обладает собственным разумом, который притуплён из-за привычки к наслаждению. Эти привычки разрушают чувствительность организма, и эта нехватка чувствительности делает ум притуплённым. Такой ум может быть внимательным в узком и ограниченном направлении и всё же быть нечувствительным. Глубина такого ума измерима, и она захватывается образами и иллюзиями. Самая его поверхностность – его единственная яркость. Светлый и разумный организм необходим для медитации.
83
В понимании медитации есть любовь, и любовь – это не продукт систем, привычек или следования какому-то методу. Любовь не может взращиваться мыслью. Любовь может появляться при полном безмолвии – безмолвии, в которой полностью отсутствует медитатор; и ум может быть безмолвным только тогда, когда он понимает собственное движение как мысль и чувство. Для понимания этого движения мысли и чувствования не может быть никакого осуждения в наблюдении за ним. Наблюдать таким способом – это дисциплина, и такая дисциплина – текучая, свободная, не дисциплина следования догмам.
84
Что такое медитация? Прежде чем мы погрузимся в эту действительно весьма сложную и запутанную проблему, мы должны очень ясно представлять, что же именно мы ищем. Мы всегда ищем что-то, особенно те, у кого религиозный склад ума. Даже для учёного поиск стал настоящей проблемой. Этот фактор поиска должен быть очень ясно и точно понят, прежде чем мы погрузимся в то, что такое медитация и почему нужно медитировать, какой толк от этого и куда это приведёт вас.

Слово "искать" – устремляться за чем-то, разыскивать – подразумевает, не так ли, что мы уже знаем, более или менее, что мы ищем. Когда мы говорим, что мы ищем истину, или же что мы ищем Бога, если у нас религиозный склад ума, или же что мы ищем совершенную жизнь и так далее, мы уже должны иметь в наших умах некий образ или некую идею. Чтобы найти что-то в результате его поиска, мы уже должны знать, каков его контур, его цвет, его субстанция и так далее. Разве не подразумевается в этом слове "поиск", что мы потеряли что-то и собираемся найти его, и что, когда мы найдём это, мы будем в состоянии распознать его, что означает, что мы уже знали об этом; что всё, что мы должны сделать – это отправиться на его поиски и разыскать его?

В медитации первая вещь, которую необходимо осознать – что искать нет смысла; ибо искомое предопределяется тем, что вы желаете. Если вы несчастны, одиноки и в отчаянии, то вы будете разыскивать надежду, товарищеские отношения и что-то такое, что будет поддерживать вас, и вы найдёте это, неизбежно.
85
Есть ли такая медитация, которая не предопределена, не практикуется специально? Она есть, но она требует огромного внимания. Это внимание – пламя, и это внимание – не что-то такое, к чему вы приходите; это внимание сейчас ко всему, к каждому слову, каждому жесту, каждой мысли; это уделение полного внимания, а не частичного. Если сейчас вы слушаете частично, вы не уделяете полного внимания. Когда вы полностью внимательны, тогда нет "я", нет никакого ограничения.
86
Религиозная жизнь – это жизнь медитации, в которой нет деятельности "я".
87
Может ли ум во всей его полноте, включая мозг, быть полностью неподвижным? Люди задавали этот вопрос, действительно очень серьёзные люди, и они не были в состоянии найти на него ответ. Они пробовали уловки. Они говорили, что ум может быть обездвижен с помощью повторения слов. Пробовали ли вы когда-либо повторять "Аве Мария" или те санскритские слова – мантры, которые некоторые люди приносят из Индии, повторяя определённые слова, чтобы сделать ум неподвижным? Не имеет значения, какое это слово, сделайте его ритмичным, "кока-кола", любое слово – повторяйте его часто, и вы увидите, что ваш ум становится безмолвным; но это притуплённый ум, это не восприимчивый ум, внимательный, живой и страстный. Притуплённый ум, хоть он и может говорить "у меня был потрясающий трансцендентальный опыт", обманывает себя.
88
Весь смысл медитации – не следовать по пути, предначертанным мыслью к тому, что она считает истиной, просветлением или реальностью. Нет никакого пути к истине. Следование по любому пути приводит к тому, что мысль уже сформулировала и, сколь бы оно ни было приятным и удовлетворяющим, это не истина. Ошибкой было бы думать, что некая система медитации, постоянная практика этой системы в повседневной жизни в течение нескольких установленных моментов или же её повторение в течение дня принесёт ясность или понимание. Медитация находится за пределами всего этого и, как и любовь, не может взращиваться мыслью. До тех пор, пока мыслитель существует, чтобы медитировать, медитация – это просто некая часть той самоизоляции, которая является общераспространённым движением повседневной жизни человека.
89
В медитации нет медитатора. Если он есть, это не медитация.
90
Медитация – это такое состояние ума, который смотрит на всё с полным вниманием – полностью, а не только на отдельные части. И никто не может научить вас тому, как быть внимательным. Если какая-либо система учит вас тому, как быть внимательным, то вы внимательны к этой системе, и это не внимание.
91
Когда вы смотрите на дерево, или на лицо вашего соседа, или лицо вашей жены или мужа, и если вы будете смотреть с таким умом, который совершенно безмолвен, то тогда вы будете видеть нечто совершенно новое. Такое безмолвие ума – это не что-то такое, что может быть достигнуто через какую-либо практику; если вы практикуете некий метод, вы всё ещё живёте в пределах очень маленького пространства, которое породила мысль, такого как "я" практикую, продвигаюсь. Это пространство наполнено конфликтом, наполнено собственными достижениями и неудачами, и такой ум никогда не сможет быть безмолвным, что бы он ни делал.
92
Медитация – это высвобождение ума от известного. Известное – это прошлое. Высвобождение не в конце накопления – скорее оно означает не накапливать вовсе. То, что было, высвобождается только в настоящем, не мыслью, но действием, совершением "того, что есть". Прошлое – это движение заключения к заключению, и суждение о "том, что есть" в соответствии с заключением. Всякое суждение – это заключение, будь оно из прошлого или настоящего, и именно это заключение препятствует постоянному высвобождению ума от известного; ибо известное – это всегда заключение, определённость.

Известное – действие воли, и воля в действии – это продолжение известного, и потому действие воли никак не может высвободить ум.
93
Вся наша жизнь основывается на мысли, которая измерима. Она измеряет Бога, она измеряет свои отношения со всем остальным через образ. Она старается улучшить себя согласно тому, какой, как она считает, она должна быть. Столь ненужно мы живём в некоем мире измерения, и с этим миром мы хотим вступить в тот мир, в котором никакого измерения нет вовсе. Медитация – это наблюдение "того, что есть" (происходящего) и выход за его пределы – наблюдение меры и выхода за пределы меры.
94
Медитация – это высвобождение содержания сознания. Это – смысл и глубина медитации, высвобождение всего содержания – мысль, приходящая к завершению. Медитация – это внимание, в котором нет регистрации. Обычно мозг регистрирует почти всё – шум, слова, которые используются; он регистрирует как магнитофонная плёнка. Так вот, возможно ли для мозга не регистрировать ничего за исключением того, что абсолютно необходимо? Почему я должен регистрировать оскорбление? Почему? Почему я должен регистрировать лесть? Это не нужно. Почему я должен регистрировать какие-либо обиды? Поэтому регистрируйте только то, что необходимо, чтобы действовать в повседневной жизни – как техник, писатель и так далее – но в психологическом отношении не регистрируйте ничего. В медитации нет регистрации в психологическом отношении, никакой регистрации кроме практических фактов жизни, движения к офису, работе на фабрике и так далее – ничего другого. В результате этого наступает полное безмолвие, поскольку мысль прекратилась – помимо функционирования только там, где она абсолютно необходима. Время завершилось, и там совершенно иной вид движения, в безмолвии.
95
Можете ли вы практиковать осознанность? Если вы "практикуете" осознанность, то в этот момент вы невнимательны. Поэтому осознавайте невнимание, вы не должны практиковать. Вы не должны отправляться в Мьянму (Бирму), Китай, Индию – места, которые романтичны, но которые в действительности не являются таковыми. Я помню, как однажды путешествовал в автомобиле по Индии с группой людей. Я сидел впереди, рядом с водителем. Сзади сидели три человека, которые говорили об осознанности, желая обсудить со мной, что такое осознанность. Автомобиль ехал очень быстро. Какой-то козёл стоял на дороге, и водитель не обратил на него внимания и переехал бедное животное. Господа сзади обсуждали, что такое осознанность, но они так и не узнали, что случилось! Вы смеётесь, но это именно то, что все мы делаем.
96
В полном внимании медитации нет ни познавания, ни осознавания, ни воспоминания о чём-то случившемся ранее. Время и мысль полностью закончились, ибо они – центр, который ограничивает своё собственное видение.

В момент света мысль увядает, и сознательное усилие, направленное на её переживание и воспоминание о ней – это слово, которое уже прошло. И слово никогда не в настоящем, не в действительном. В тот момент – который не имеет времени – предельное является непосредственным, но у этого предельного нет символа, нет личности, нет бога.
Subscribe

  • Есть три типа слушателей

    К Будде пришёл человек и попросил ответить на его вопрос. Будда сказал: — Я отвечу, но не сейчас. Человек удивился. Он был очень…

  • ВЕСНА

    Луковицы Радуг и тюльпанов Март сажает в золотые грядки. Ты поверь, что как это ни странно, - Будет все еще у нас в порядке...…

  • Источник всех радостей

    Задумайтесь на мгновенье над тем, что имел в виду Иисус, говоря: «...предоставь мертвым погребать своих мертвецов» (Мат. 8:22).…

  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your IP address will be recorded 

  • 0 comments