marina mart (mart999) wrote,
marina mart
mart999

Category:

"Медитации" Джидду Кришнамурти

km

"Кришнамурти – один из величайших философов эпохи"
– Далай-лама

Медитации (Часть 4)
97
Вся Азия говорит о медитации; это одна из тамошних привычек, так же как привычка верить в Бога или во что-то ещё. Они сидят в течение десяти минут в день в тихой комнате и "медитируют", сосредотачиваются, устанавливают свой ум на образе – образе, созданным ими самими или кем-то, кто предложил этот образ посредством пропаганды. В течение этих десяти минут они пытаются управлять умом; ум хочет двигаться туда и сюда, и они борются с ним. Они играют в эту игру вечно, и именно это они и называют медитацией.
Если кто-то не знает о медитации ничего, то он должен выяснить, что это такое – на самом деле, а не чьё-то мнение об этом, и это может не привести человека ни к чему, или же привести его ко всему. Человек должен исследовать, задать этот вопрос, без какого-либо ожидания.
98
Для большинства из нас красота находится в чём-то – в здании, облаке, форме дерева, красивом лице. Находится ли красота "там", или же это качество ума, который не занят эгоцентричной деятельностью? Потому что, как и для радости, понимание красоты крайне важно в медитации.
99
Медитация – это высвобождение ума от всякой мысли, поскольку мысль и чувственное переживание рассеивают энергию; они повторяются без конца, производя механистические действия, которые являются необходимой частью существования. Но они – только часть, и мысль с чувствами ни в коей мере не могут войти в необъятность жизни. Необходим совершенно иной подход, не путь привычки, ассоциации и известного; должна быть свобода от них. Медитация – это высвобождение ума от известного. Это не может быть сделано ни мыслью или скрытым побуждением мысли, ни желанием в форме молитвы, ни через самозабвенный гипнотизм слов, образов, надежд и тщеславия. Всё это должно завершиться, легко, без усилия и выбора, в пламени осознавания.
100
Только неподвижный ум понимает, что в безмятежном уме имеется некое движение, которое совершенно иное, иной мерности, иного качества. Оно никогда не может быть заключено в слова, ибо оно неописуемо. То, что может быть описано, доходит только до этой точки – точки, где вы заложили фундамент и узрели необходимость, истинность и красоту неподвижного ума.
101
Медитация – это невинная непричастность к настоящему, и поэтому она всегда в одиночестве. Ум, который пребывает в полном одиночестве, не затрагиваемый мыслью, перестаёт накапливать. Поэтому высвобождение ума всегда в настоящем. Для ума, который пребывает в одиночестве, будущее – которое имеет природу прошлого – прекращается. Медитация – это некое движение, а не заключение, не конечная цель, которая должна быть достигнута.

Необходимо действительно понимать этот вопрос прошлого – прошлое как вчера, через сегодня, принимающее форму завтра из того, что было вчера. Может ли этот ум, который является результатом времени, эволюции, быть свободным от прошлого? То есть умереть. Только тот ум, который знает об этом, может прийти к этой вещи, называемой медитацией. Пытаться медитировать без понимания всего этого – только лишь ребяческое воображение.
102
Вы когда-либо пробовали, в течение дня, быть наблюдающими без исправления, осознающими без выбора, наблюдая свою мысль, свои мотивы, произносимое вами, манеру сидеть, манеру использования вами слов, ваши жесты – наблюдая?
103
Может ли ум стать безмолвным? Я не знаю, что вы собираетесь делать с этим, когда вы видите эту проблему, когда вы видите необходимость, истинность наличия этого изысканного, утончённого ума, который абсолютно безмолвен. Как это должно случиться? Это проблема медитации, потому что только такой ум – религиозный ум. Только такой ум видит всю жизнь как нечто цельное, как единое движение, не фрагментированное. Поэтому такой ум действует полностью, не фрагментарно, потому что он действует из полной неподвижности.
104
Может ли эта радикальная внутренняя революция случиться в одно мгновение? Она может случиться в одно мгновение, когда вы видите опасность всего этого. Это подобно наблюдению опасности пропасти, дикого животного, змеи; тогда есть мгновенное действие. Но мы не видим опасность всей этой фрагментации, которая имеет место, когда "я", "моё я" становится важным – и фрагментации "я" и "не-я". В этот момент фрагментации в вас должен быть конфликт; и этот конфликт – изначальная причина морального разложения. Поэтому надлежит выяснить для себя красоту медитации, ибо тогда ум, будучи свободным и необусловленным, воспринимает то, что истинно.
105
Воистину, медитация – это полное высвобождение ума. Тогда имеет место только функционирование тела; есть только деятельность организма и ничего иного; тогда мысль функционирует без отождествления как "я" и "не-я". Мысль механистична, так же как и организм. Конфликт порождает мысль, отождествляющая себя с одной из его (организма) частей, которая становится "я" и различными разделениями в этом "я". Нет никакой потребности в "я" в какое-либо время. Есть всего лишь тело, и свобода ума может иметь место только тогда, когда мысль не плодит "я".
106
Этим утром медитация имела качество небытия, полной пустоты времени и пространства. Это факт, а не представление или парадокс противостоящих друг другу предположений. Эта странная пустота обнаруживается, когда усыхает корень всех проблем. Этот корень – мысль; мысль, которая разделяет и удерживает. В медитации ум фактически становится опустошённым от прошлого, хотя он может использовать прошлое как мысль. Это продолжается в течение дня, и ночной сон – пустота вчерашнего дня, и поэтому ум соприкасается с тем, что вневременно.
107
Медитация – это высвобождение ума от известного. Известное – это прошлое. Высвобождение не в конце накопления – скорее оно означает не накапливать вовсе. То, что было, высвобождается только в настоящем, не мыслью, но действием, совершением "того, что есть". Прошлое – это движение заключения к заключению, и суждение о "том, что есть" в соответствии с заключением. Всякое суждение – это заключение, будь оно из прошлого или настоящего, и именно это заключение препятствует постоянному высвобождению ума от известного; ибо известное – это всегда заключение, определённость.
108
Медитация – это одна из самых серьёзных вещей; вы занимаетесь ней весь день, в офисе, с семьёй, когда вы говорите кому-то "я люблю тебя", когда вы задумываете ваших детей. Затем вы обучаете их становиться солдатами, убивать, быть национализированными, поклоняться флагу, обучая их вхождению в эту западню современного мира; наблюдение всего этого, осознавание своей части в этом – всё это часть медитации. И когда вы медитируете, вы найдёте в этом удивительную красоту; вы будете действовать правильно в каждый момент; и если вы не действуете правильно в данный момент, это не имеет значения, так как вы быстро выучитесь этому снова – вы не будете напрасно тратить время в сожалении. Медитация – часть жизни, а не что-то отличное от жизни.
109
Когда человек путешествует по миру и наблюдает ужасающие условия бедности и уродства отношений человека с человеком, то становится очевидно, что должна быть полная революция. Должна возникнуть культура иного рода. Старая культура почти мертва, и всё же мы цепляемся за неё. Молодёжь восстаёт против неё, но к сожалению она пока ещё не нашла путь – или средство – преобразования внутреннего качества человека – ума. Пока не будет глубокой психологической революции, простая реформация на периферии не будет иметь большого эффекта. Эта психологическая революция – которую я считаю единственной революцией – возможна через медитацию.
110
Быть абсолютно ничем означает быть за пределами измерения.
111
Красота означает восприимчивость – такое тело, которое восприимчиво, что означает правильную диету, правильный образ жизни, и у вас имеется всё это, если вы зашли настолько далеко. Я надеюсь, что вы дойдёте до этого, или же делаете это сейчас; тогда ум неизбежно и естественно, бессознательно становится безмолвным. Вы не можете сделать ум безмолвным, потому что вы смутьян, вы сами встревожены, обеспокоены, пребываете в смятении – как вы можете сделать ум безмолвным? Но когда вы понимаете, что такое безмолвие, когда вы понимаете, что такое смятение, что такое страдание и может ли страдание когда-либо прекратиться, и когда вы понимаете, что такое наслаждение, тогда в результате этого появляется удивительно безмолвный ум; вы не должны искать его. Вы должны начать вначале, и первый шаг – это последний шаг, и это – медитация.
112
Каково значение опыта? Имеет ли он какое-то значение? Может ли опыт пробудить ум, который спит, который пришёл к определённым заключениям и удерживается и обусловливается верованиями? Может ли опыт разбудить его, растрясти и разрушить всю эту структуру? Может ли такой ум – столь обусловленный, столь обременённый собственными бесчисленными проблемами, отчаянием и страданиями – ответить на какой-либо вызов? Может ли он? И если он отвечает, разве ответ не обречён быть неадекватным и потому вести к ещё большему конфликту?
113
Любовь – это медитация. Любовь – не воспоминание или образ, удерживаемые мыслью в качестве наслаждения, равно как это и не романтический образ, который выстраивает чувственность; это нечто такое, что находится за пределами всяких чувств и за пределами экономических и социальных давлений жизни. Непосредственная и немедленная реализация этой любви, у которой нет корня во вчерашнем, – медитация; ибо любовь – истина, и медитация – раскрытие красоты этой истины.
114
Когда есть только организм без "я", тогда восприятие, зрительное и невизуальное, никогда не может искажаться. Тогда имеется только видение "того, что есть", и само это восприятие выходит за пределы "того, что есть". Высвобождение ума – это не деятельность мысли или некоего интеллектуального процесса. Непрерывное наблюдение "того, что есть" без какого-либо вида искажения естественным образом высвобождает ум от всякой мысли, и всё же этот самый ум может использовать мысль при необходимости. Мысль механистична, а медитация – нет.
115
Ум, мозг и тело в полной гармонии должны быть безмолвными – пребывать в том безмолвии, которое не вызвано принятием транквилизатора или повторением слов, будь это "Аве Мария" или что-то на санскрите. В результате повторения ваш ум может стать притуплённым, а ум, который находится в ступоре и оцепенении, просто не сможет найти то, что истинно. Истина – это нечто такое, что является новым всё время – слово "новый" не корректно, оно воистину "вневременно".

Должно быть безмолвие. Это безмолвие – не противоположность шума или прекращение болтовни; это не результат контроля, когда человек говорит "я буду безмолвным", что, опять же, противоречие. Когда вы говорите "я буду", должно быть некое лицо, которое решает быть безмолвным и поэтому практикует нечто, что оно называет безмолвием; поэтому здесь разделение, противоречие, искажение.
116
Медитация – это не просто переживание чего-то за пределами повседневного мышления и чувственного восприятия, равно как это и не поиски видéний и восхитительных наслаждений. Незрелый и убогий умишко может иметь и имеет видения расширяющегося сознания, а также переживания, которые он осознаёт согласно собственной обусловленности. Эта незрелость может быть очень способной к тому, чтобы делать себя успешной в этом мире и достигать печальной известности и дурной славы. Тем гуру, за которыми следует такая "слава", присущи такие же качество и состояние. Таким медитация не принадлежит и не имеет с ними ничего общего. Она не для искателя, ибо искатель находит то, что он хочет, и получаемый им в результате этого комфорт – мораль его собственных страхов.
117
Человек верования и догмы, что бы он ни делал, не сможет войти в царство медитации. Чтобы медитировать, свобода необходима. Не медитация сначала и свобода впоследствии; свобода – полное отречение от социальной морали и ценностей – это первое движение медитации. Это не общественное дело, где многие могут присоединиться и вознести молитвы. Медитация стоит в одиночестве, и она всегда вне границ социального поведения. Ибо истина – не в вещах мысли или в том, что мысль скрепила вместе и называет истиной. Полное отрицание всей этой структуры мысли – это позитив медитации.
118
Медитация всегда новая. У неё нет соприкосновения с прошлым, ибо у неё нет непрерывности. Слово "новая" (в данном случае) не подразумевает то качество свежести, которого не было прежде. Оно подобно свету свечи, которая была потушена и зажжена вновь. Новый свет – это не старый, хотя свеча – одна и та же. Медитация имеет непрерывность только тогда, когда мысль окрашивает её, формирует её и придаёт ей цель. Цель и значение медитации, придаваемые мыслью, становятся привязывающим ко времени бременем. Но медитация, которая не затрагивается мыслью, обладает собственным движением, которое не относится ко времени. Время подразумевает старое и новое как движение от корней вчерашнего к цветению завтрашнего. Но медитация – это совершенно иное цветение. Это не результат вчерашнего переживания, и поэтому у неё вообще нет никаких корней во времени. Она обладает непрерывностью, которая не связана со временем. Слово "непрерывность" в медитации вводит в заблуждение, ибо то, что уже было, что было вчера, не имеет место сегодня.
119
Сегодняшняя медитация – это новое пробуждение, новый расцвет красоты добродетели.
120
Медитация – это прекращение слова. Безмолвие не вызвано словом – тем словом, которое есть мысль. Проистекающее из безмолвия действие полностью отличается от действия, порождённого словом; медитация – освобождение ума от всех символов, образов и воспоминаний.
121
Пустой ум не может быть куплен у алтаря по требованию; он появляется на свет, когда мысль осознаёт собственную деятельность, а не когда мыслящий осознаёт свою мысль.
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your IP address will be recorded 

  • 0 comments