Category: архитектура

Category was added automatically. Read all entries about "архитектура".

Есть только одна религия — религия любви

КАК РАДОСТНО...

Как радостно войти в медовый полдень Лета:
кружатся георгины, пчёлы и Планеты.
Летит царица золотых стрекоз.
В траву обронён ключ от замка горьких слёз.

Пыльца с соцветий мандалы Вселенной
на крыльях бабочек.
Миров сквозные стены.
Дворец воздушный аромата роз
плывёт сквозь радугу и зной небесных лоз.

Как радостно войти в Храм белоснежный Лета:
кружатся медленно цветы, шмели, Планеты,
Созвездия сирени, снег Светил.
Присутствие Лучистых Легких сил.
Смех нежных бабочек и голоса растений,
Мир матиолы, фей и сновидений
счастливейших и золотых, как мёд.
В траве потерян ключ от сада дней невзгод.

Как сладко не следить, как звёзды боли мчатся,
быть вечно молодой, сиять, не обольщаться,
осознавать, что Свет есть Сладкий Хлеб Причастья,
Вневременность Любви
и Неизбежность Счастья.

Мария Благовещенская
Из книги "Свет Божественной Милости"

Есть только одна религия — религия любви

Скифы - Александр Блок




Скифы - Александр Блок.
Мильоны - вас. Нас - тьмы, и тьмы, и тьмы.
Попробуйте, сразитесь с нами!
Да, скифы - мы! Да, азиаты - мы,
С раскосыми и жадными очами!
Для вас - века, для нас - единый час.
Мы, как послушные холопы,
Держали щит меж двух враждебных рас
Монголов и Европы!
Века, века ваш старый горн ковал
И заглушал грома, лавины,
И дикой сказкой был для вас провал
И Лиссабона, и Мессины!
Вы сотни лет глядели на Восток
Копя и плавя наши перлы,
И вы, глумясь, считали только срок,
Когда наставить пушек жерла!
Вот - срок настал. Крылами бьет беда,
И каждый день обиды множит,
И день придет - не будет и следа
От ваших Пестумов, быть может!
О, старый мир! Пока ты не погиб,
Пока томишься мукой сладкой,
Остановись, премудрый, как Эдип,
Пред Сфинксом с древнею загадкой!
Россия - Сфинкс. Ликуя и скорбя,
И обливаясь черной кровью,
Она глядит, глядит, глядит в тебя
И с ненавистью, и с любовью!...
Да, так любить, как любит наша кровь,
Никто из вас давно не любит!
Забыли вы, что в мире есть любовь,
Которая и жжет, и губит!
Мы любим все - и жар холодных числ,
И дар божественных видений,
Нам внятно всё - и острый галльский смысл,
И сумрачный германский гений...
Мы помним всё - парижских улиц ад,
И венецьянские прохлады,
Лимонных рощ далекий аромат,
И Кельна дымные громады...
Мы любим плоть - и вкус ее, и цвет,
И душный, смертный плоти запах...
Виновны ль мы, коль хрустнет ваш скелет
В тяжелых, нежных наших лапах?
Привыкли мы, хватая под уздцы
Играющих коней ретивых,
Ломать коням тяжелые крестцы,
И усмирять рабынь строптивых...
Придите к нам! От ужасов войны
Придите в мирные обьятья!
Пока не поздно - старый меч в ножны,
Товарищи! Мы станем - братья!
А если нет - нам нечего терять,
И нам доступно вероломство!
Века, века вас будет проклинать
Больное позднее потомство!
Мы широко по дебрям и лесам
Перед Европою пригожей
Расступимся! Мы обернемся к вам
Своею азиатской рожей!
Идите все, идите на Урал!
Мы очищаем место бою
Стальных машин, где дышит интеграл,
С монгольской дикою ордою!
Но сами мы - отныне вам не щит,
Отныне в бой не вступим сами,
Мы поглядим, как смертный бой кипит,
Своими узкими глазами.
Не сдвинемся, когда свирепый гунн
В карманах трупов будет шарить,
Жечь города, и в церковь гнать табун,
И мясо белых братьев жарить!...
В последний раз - опомнись, старый мир!
На братский пир труда и мира,
В последний раз на светлый братский пир
Сзывает варварская лира!
Любовь

Йога Васиштха

rama3

История Шуки

Вишвамитра сказал:
О Рама, ты, без сомнения, первый среди мудрых и нет ничего того, что тебе надо было бы еще узнать. Но твое знание требует подтверждения, также как само-осознание Шуки требовало подтверждения от Джанаки. Только после этого Шука смог найти спокойствие, которое следует за пониманием.

Рама спросил:
О святой! Молю, расскажи мне, почему Шука не нашел мира, несмотря на свое знание, и как он потом нашел его.

Вишвамитра сказал:
Слушай, О Рама. Я расскажу тебе эту ублажающую душу историю о Шуке, с рождения мудрым, сыном Ведавьясы, который сейчас сидит рядом с твоим отцом.

Как и ты, Шука понял правду существования после глубоких раздумий о мимолетности этого мира. Но это знание было результатом собственных размышлений, и он не мог без колебаний сказать себе, что это так и есть на самом деле. Он стал очень рассеянным и задумчивым.

Однажды Шука подошел к своему отцу Ведавьясе и спросил: "Отец, как появилось все это разнообразие в мире и как оно закончится?" Отец подробно ответил на его вопрос, но Шука подумал: "Все это я и так знал, что здесь нового?", и слова отца не произвели на него большого впечатления. Ведавьяса почувствовал это и сказал Шуке: "Сын мой, ничего более я не знаю, но есть на свете мудрец король Джанака, который знает больше. Задай ему свои вопросы".

Шука прибыл во дворец Джанаки. Джанаке сообщили о прибытии Шуки, но Джанака целую неделю не обращал на него внимания, в то время как Шука терпеливо ждал снаружи. Через неделю Джанака пригласил Шуку во дворец и развлекал его танцами и музыкантами. Шуку и это не впечатлило. После этого, Шуку пригласили в приемный покой и Джанака сказал: "Ты знаешь истину, что еще я могу тебе сказать?" Шука повторил тот же вопрос, который он задал своему отцу, и Джанака ответил на вопрос также, как ответил и отец. Шука сказал: "Я знаю это, мой отец сказал мне это, священные писания тоже говорят это, и теперь и ты подтверждаешь то же самое, что это разнообразие возникло из-за умственных модификаций и оно прекратится когда прекратятся они". Так Шука нашел подтверждение своему знанию и обрел спокойствие и блаженство.

Вишвамитра сказал собравшимся мудрецам:
Как и Шука, Рама тоже понял высшую истину. Несомненный признак такого человека – отсутствие влечений к удовольствиям мира, потому как в таком человеке прекратились даже незначительные тенденции. Когда эти тенденции сильны, человек не свободен, когда они прекращаются, приходит освобождение. Только тот действительно свободный, кто без усилий не увлекается чувственными удовольствиями, у кого нет цели добиться признания или других благ. И, я молю, чтобы мудрый Васиштха все объяснил Раме, чтобы тот утвердился в своей мудрости и чтобы мы тоже были воодушевлены. Эти поучения несомненно будут основой великой мудрости, и станут лучшими из писаний, потому что это будет учение величайшего из мудрых компетентному и лишенному желаний ученику.

Васиштха сказал:
Я конечно выполню просьбу. О Рама, я передам тебе мудрость, которую я получил от самого божественного создателя Брахмы.

Рама сказал:
О святой, пожалуйста скажи мне сначала, почему Ведавьяса не считается просветленным, в то время как его сын Шука считается просветленным мудрецом.

Васиштха сказал:
О Рама, бесконечно количество вселенных, появившихся и разрушенных. На самом деле, даже невозможно вообразить, сколько вселенных существуют прямо сейчас. Все это можно мгновенно понять сердцем, потому что эти вселенные создаются желаниями, возникающими в сердце, как воздушные замки. Живое существо воображает этот мир в своем сердце и, пока живо, усиливает эту иллюзию; когда оно умирает, оно воображает еще другой мир за этим, и ощущает уже его – так возникают миры внутри миров. Ни материальный мир, ни разные формы создания на самом деле реальны, но живые и мертвые думают и ощущают их как реальные. Непонимание этой истины поддерживает видимость.

О Рама, в этом космическом океане существования, существа возникают здесь и там – иногда одинаковые, иногда различные. Этот Ведавьяса – уже двадцать третий в этом потоке создания. Он и другие мудрецы будут воплощаться и развоплощаться снова и снова. В некоторых воплощениях они будут похожи, в некоторых – различны. В этом воплощении Ведавьяса действительно просветленный мудрец. Такие просветленные мудрецы тоже воплощаются множество раз и втягиваются в отношения с другими – иногда на равных, а иногда они не равны в знаниях, поведении и т.д.
Любовь

ГУРУ НАНАК



Нам всем известно имя Акбара – одного из величайших могольских императоров. Он обладал любовью к людям и высоко чтил просветлённых и чистых душой – независимо от их вероисповедания.
До него дошла слава о Гуру Нанаке и о его попытках объединить мусульман и индуистов. Акбар загорелся желанием пригласить его к себе и с почестями принять во дворце. Он отправил к нему министра с посланием, где выразил своё уважение и просьбу удостоить дворец своим посещением. Гуру Нанак ответил министру: “Я внемлю лишь призыву Господа, Царя царей, и только в Его дворец войду”. Министр передал это послание Акбару, отчего почтение императора к Гуру Нанаку увеличилось. Он снова послал гонца, где просил о встрече – на этот раз не во дворце, а в мечети.

guru-nanak-dev-ji

Нанак согласился и в назначенный день и час явился в мечеть. И император, и Гуру были с почестями встречены муллой. По обычаю, мулла должен был первым прочитать молитву. Он опустился на колени и стал громко молиться. Нанак во весь голос рассмеялся. Все мусульмане, находившиеся в храме, очень возмутились, но не осмелились ничего сказать в присутствии императора. После этого Акбар преклонил колени и начал читать молитву. При первых же звуках Нанак расхохотался ещё громче. Атмосфера в мечети накалилась, лица мусульман налились кровью и с их губ вот-вот готовы были посыпаться оскорбления. Акбар жестом призвал всех к спокойствию, и они оба вышли из мечети. Мулла последовал за ними. Император вежливо спросил Нанака: “О досточтимый, позволь узнать, почему ты громко смеялся во время молитвы? Пристало ли это твоему сану?”
Гуру Нанак ответил: “О царь, как же мог я сдержать смех, если ясно видел, что ни ваше императорское величество, ни мулла и не помышляете о Боге во время молитвы. Мулла думал о своём захворавшем сыне, а вы – о паре прекрасных арабских скакунов, подаренных вам. Разве пристало вам или мулле называть это молитвой? Что это, как не лицемерие?”
Мулла и Акбар попросили прощения у Нанака и поблагодарили его за то, что он открыл им глаза на их собственную слабость.
Помните: молитва – это не просто набор хвалебных слов, предназначенный для бездумного повторения. Молитва должна стать искренней попыткой пробудить Божественное внутри и вызвать к действию божественную силу. Молитва должна читаться с максимальной концентрацией. Имеет значение чувство, с которым вы произносите её, а не тембр голоса или слова.
Низкие поклоны – это ещё не высокое поклонение.

САТЬЯ САИ БАБА