Category: дети

Category was added automatically. Read all entries about "дети".

Есть только одна религия — религия любви

Благодаря практике ум становится устойчивым.

На первой стадии просто сидеть в медитации вызывает беспокойство или боль в конечностях. Когда маленькие дети начинают учиться читать, они не могут сосредоточиться. Сколько книг они портят, сколько рвут и выбрасывают. Они не понимают их ценности. Но медленно и постепенно, по мере того как они овладевают беглостью чтения, это доставляет им радость. Сначала люди учатся в надежде разбогатеть, но позже они приходят к пониманию ценности знаний. Упорным трудом приобретается практика. С каким усердием вы учитесь, чтобы сдать экзамены. Наконец-то вы становитесь бакалаврами и магистрами.

Но здесь мы имеем дело с Высшим Знанием (Брахмавидьей). Сначала ум не может быстро обрести устойчивость, и человек не может найти никакого удовольствия в повторении Имени Бога или в медитации. Ум озабочен телесными удобствами, точно так же, как дети портят свои книги. С помощью джапы, медитации или других духовных упражнений мышление человека должно быть взято под контроль. Благодаря практике ум становится устойчивым.

Из книги "Сострадательное прикосновение Шри Анандамайи Ма"

Есть только одна религия — религия любви

Старушку в город увезли...

Забрали дети старенькую мать, 

Болеет часто и уход ей нужен, 

Нельзя одну в деревне оставлять, 

Сказали, в городе тебе не будет хуже. 

 Не обманули. В сытости, в тепле, 

Уход хороший и удобства в доме, 

Но ей, всю жизнь прожившей на земле,

 Был в тягость этот город незнакомый.  

Затосковала, слёзы по ночам, 

Всё вспоминала, как в деревне жили, 

Возили её дети по врачам, 

Но те только руками разводили.  

-Что вы хотите, возраст, - говорят, 

И организм изношенный изрядно, 

Лекарства ненадолго жизнь продлят, 

Вы эти дни побудьте с нею рядом.  

Старушка угасала с каждым днём, 

Леченье ей совсем не помогало, 

Просила деток отвезти в родимый дом, 

Чтоб где жила, там смерть её застала.  

Посовещались и собрали дети мать, 

Везут, а мать лежит, будто уснула, 

Но ближе к дому стала оживать, 

Как-будто воздух исцеляющий вдохнула.  

Без помощи ступила на крыльцо, 

Дверь открывала, как ребёнка гладя, 

И засветилось радостью лицо, 

И появился блеск живой во взгляде.  

- Вот я и дома, - выдохнула мать, 

Смахнув слезинку со щеки на ворот, 

- Нет, детки, здесь я буду помирать, 

Меня вы больше не везите в город.  

И младший сын, взяв в городе расчет, 

Остался с матерью в отцовском доме, 

А мать поправилась, и до сих пор живёт! 

Не жалуется даже на здоровье.  


Зинаида Трубицына  

https://stihi.ru/2014/10/20/11132

Есть только одна религия — религия любви

В Афганистане талибы убивают женщин несмотря на публичные обещания уважать их права.

В Афганистане талибы убивают женщин несмотря на публичные обещания уважать их права. В провинции Фарьяб боевики убили мать четверых детей за отказ готовить еду, а в провинции Тахар за то, что женщина была без паранджи.

CNN пишет, что талибы убили женщину в провинции Фарьяб за то, что она отказалась кормить 15 боевиков. 12 июля Наджия была дома со своими четырьмя детьми в деревушке на севере Афганистана, когда талибы постучали в их дверь. «Моя мама сказала им: «Я бедная, как я могу приготовить это для вас?» Талибы начали ее избивать. Моя мать упала в обморок, и они избили ее своими автоматами», — рассказала дочь Наджии, 25-летняя Манижа. Девушка крикнула боевикам, чтобы те остановились, в ответ они бросили гранату в соседнюю комнату и убежали после того, как помещение охватил пожар. Позже мать четверых детей умерла от побоев.

Ранее талибы провели первую пресс-конференцию, на которой пообещали, что под их руководством в страну придут мир, стабильность и экономический рост. Они заверили, в частности, что в стране будут защищать права женщин, им позволят вести активный образ жизни, но с соблюдением шариата. От женщин будут требовать носить хиджаб, оставляющий открытым лицо, а не бурку — одежду, полностью скрывающую тело и лицо.

Collapse )
Есть только одна религия — религия любви

Не отдавайте ребёнка в рабство экзаменационной машине...

Ребёнок - это центр творческой жизни. Он должен распуститься как цветок, нежно, через симпатию, и без насилия. Не отдавайте ребёнка в рабство экзаменационной машине; не унижайте и не ругайте его. 

Сант Кирпал Сингх

Есть только одна религия — религия любви

ВСЁ БУДЕТ ОЧЕНЬ ХОРОШО...

Дитя Моё, все будет очень хорошо. Всё уже очень хорошо. Мои неугомонные дети, вы бежите от собственных теней и боретесь с ними, вам иногда кажется, что эти тени сильнее и могущественнее Меня. Но, дети Мои, рассеять их может только Свет Моей Любви, Свет Солнца Моего - Вашего Сердца - Источника Всего. Остановитесь. Успокойтесь. Улыбнитесь. Бороться не с кем. Бояться некого. Мечтать не о ком. Я здесь. И Я - это Ты. Есть только Любовь. Сияющая Реальность Моего - Твоего Существования. Пульсирующий Сверкающий Переливающийся Наслаждающийся Вечно простирающийся Океан Моей - Твоей Реальности, в которой впадают потоки испытанной когда - либо сквозь все времена и будущности Любви.

Collapse )
Есть только одна религия — религия любви

Их расстреляли на рассвете... (Читает Сергей Рыбачёв)

Их расстреляли на рассвете, 

Когда ещё белела мгла, 

Там были женщины и дети, 

И эта девочка была. 

Сперва велели им раздеться, 

Затем к оврагу стать спиной, 

Но вдруг раздался голос детский  

Наивный, тихий и живой: 

«Чулочки тоже снять мне, дядя?», 

Не осуждая, не браня,  

Смотрели, словно в душу глядя,  

Трехлетней девочки глаза. 

«Чулочки тоже!» - и смятением на миг 

эсесовец объят, 

Рука сама собой безвольно 

Вдруг опускает автомат. 

Он словно скован взглядом синим, 

Проснулась в ужасе душа. 

Нет, он застрелить ее не может, 

Но дал он очередь спеша. 

Упала девочка в чулочках,  

Снять не успела, не смогла... 

Солдат, солдат... 

Что б если дочка,  

Твоя вот так же здесь легла? 

И это маленькое сердце  

Пробито пулею твоей! 

Ты человек, не просто немец! 

Но ты же зверь среди людей! 

Шагал эсесовец упрямо 

К заре, не поднимая глаз,  

Впервые может эта дума, 

В мозгу отравленном зажглась.  

И всюду взгляд светился синий,  

И всюду слышалось опять,  

И не забудется отныне: 

«Чулочки, дядя, тоже снять?»


Есть только одна религия — религия любви

ВАСЯ (дети войны)

  Он сидел на берегу Байкала против длинных удилищ и обреченно смотрел на мертвые поплавки. Сухой, седоволосый, высокий дед. Я подошел.  

-Что, отец, не клюет?

 - Нет, не клюет,  - ответил он, вскинув на меня белесые, словно выцветшие глаза. И по акценту и по виду его я понял, что передо мной иностранец. 

-Откуда вы? - спросил я, подсаживаясь к нему. 

- Я немец, -  ответил он. 

- О-о-о, там, наверное, рыбалка получше, чем у нас, там клюет, - сказал я. 

Немец опять вскинул на меня глаза и усмехнулся. 

-Там рыбалка не та, и рыба не такая, - сказал он.

 - Отчего же? 

Collapse )